Иисус Христос — различия между версиями

Материал из Altermed Wiki
Перейти к: навигация, поиск
(Земная жизнь и служение)
(Учение Иисуса Христа)
Строка 30: Строка 30:
  
 
== Учение Иисуса Христа ==
 
== Учение Иисуса Христа ==
 +
 +
Иисус Христос вышел на служение с благовестием, евангелием (греч. εὐαγγέλιον), Царства Божия. К ожиданию Царства Божия благочестивое иудейство было подготовлено обетованиями Ветхого Завета. Бог, царь Израиля, должен был осуществлять Своё Царствие через Им поставленного помазанника. Царство мессианское, утверждение которого неизбежно предполагало явление Христа, понималось иудеями по-разному: и как восстановленное Мессией царство Давида, т. е. политическое царство, и как религиозное Царство Небесное, были и другие варианты.
 +
 +
В учении Иисуса Христа о Царстве говорится о его исполнении в полноте эсхатологического свершения. В Царстве кроткие наследуют преображённую землю, насытятся алчущие и жаждущие правды, будут помилованы милостивые, узрят Бога чистые сердцем, миротворцы будут наречены сынами Божиими (Мф. 5:3–10). В притчах Иисуса Христа о горчичном зерне и о закваске даны образы Царства Божия: горчичный куст, выросший из малого зерна, укрывает птиц (Мк. 13:31–32; Лк. 13:18–19); от малой закваски вскисает всё тесто (Мф. 13:33; Лк. 13:21–22), и оно качественно отличается от той муки, в которую закваска была вложена. Притча о закваске являет сущность Царства как иного бытия. Христос творит великие чудеса, преодолевая законы природы. Этим дано предвосхищение Царства как явления иного бытия, как явления Царства Славы.
 +
 +
Благовествуя Царство, Иисус Христос говорил о нравственных условиях его достижения. Притчи о сокровище, скрытом в поле, и о жемчужине (Мф. 13:44–46) – наставления о несравненной ценности Царства, превышающей ценности земные и оправдывающей, ради его достижения, всякие, даже самые тяжёлые, жертвы. Об этом же говорит притча о сеятеле (Мф. 13:3–23; Мк. 4:1–20; Лк. 8:4–18). Тема этой притчи – неодинаковая судьба посеянных сеятелем семян. Одни, по разным причинам, остаются бесплодными; другие приносят плод, и плод этот – тоже неодинаковый. «Семя есть слово Божие» (Лк. 8:11), которое может принести плод, но может и остаться бесплодным в душе человека. Слово Божие, в контексте Евангелия, есть слово о Царстве (ср.: Мф. 13:11; Лк. 8:1, 10). Нравственные условия стяжания Царства составляют содержание Нагорной проповеди (Мф. 5–7). Нагорная проповедь систематизирует нравственное учение Иисуса Христа. В предписаниях Моисеева закона Иисуса Христа раскрывает скрытый в них глубокий нравственный смысл, подвергая их то расширительному (Мф. 5:21–22, 27–30), то ограничительному (Мф. 5:31–32) толкованию. В других случаях, не отменяя Закона, Он делает его беспредметным, выдвигая нравственное требование, исключающее саму возможность применения Закона (Мф. 5:33–36). Отменяя закон возмездия (Мф. 5:38–42) и требуя любви к врагам (Мф. 5:43–48), Иисус Христос обращается не к книгам законоположительным, а к высшим откровениям Ветхого Завета в книгах пророческих и учительных. Иисус Христос не отменяет нравственного учения Ветхого Завета, но совершенные требования, которые Он противопоставляет Закону, соответствуют их исполнению в конце времён. Продолжая действовать в истории, Закон таким образом отменяется превосходящим его эсхатологическим исполнением.
 +
 +
Нагорная проповедь, именуемая иногда «на месте равне» («…стал Он на ровном месте…» – Лк. 6:17–49), носит социальный характер: после обещания блаженства нищим, алчущим, плачущим, гонимым в ней как предупреждение возглашается «горе»: «горе вам, богатые» (Лк. 6:24), «горе вам, книжники и фарисеи» (Лк. 11:44). Провозглашения «горя» возвещают эсхатологический приговор Суда Божия, но их истинной целью является не осуждение, а призыв к покаянию. У евангелистов этот призыв выражен по-разному. В Евангелии от Луки подчёркивается критика высшего слоя общества; за 4 «блаженствами» следуют 4 провозглашения «горя» (Лк. 6:24–26): богатым, пресыщенным, смеющимся и тем, о ком хорошо говорят «все люди». В Евангелии от Матфея призыв к покаянию направлен преимущественно к образованному слою общества: нравственная проповедь начинается провозглашением «блаженств» нищим духом (5:3–12) и завершается возвещением «горя» книжникам и фарисеям (23:23). Однако призыв к покаянию затрагивает основы жизни человека и касается всех людей.
 +
 +
Осуждение богатства как такового содержит притча о неверном управителе (Лк. 16:1–9). Здесь говорится о «неправедном богатстве» (греч. μαμωνᾶσ τῆσ ἀδιϰίας  – Лк. 16:9, 11). Всякое богатство неправедно, поскольку оно временно, тленно, и его следует использовать в целях милосердия для спасения души. В притче подчёркивается важная религиозно-этическая и социальная польза, с какой следует употреблять богатство, причём не безразлично, каким путём оно было приобретено. Святой Иоанн Златоуст в комментарии на Евангелие от Иоанна различает благотворительность из праведного и неправедного источника, утверждая, что если в великое множество имущества попадёт и одна капля неправды, то всё оно оскверняется.
 +
 +
Идеал нравственного совершенства, к которому призываются ученики Христовы, – Небесный Отец. Этот идеал есть идеал любви (ср.: Мф. 5:48). Ту же мысль выражает двоякая заповедь любви: любви к Богу и любви к ближнему (Мф. 22:35–40; Мк. 12:28–31; ср.: Лк. 10:25–28), причём вторая заповедь подобна первой (Мф. 22:39; Мк. 12:31). Внутренняя связь обеих заповедей раскрывается в догматическом учении Евангелия от Иоанна. Бог так возлюбил мир, что отдал Сына своего Единородного, «дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Подчёркивая свою любовь и любовь Бога к людям и призывая своих последователей любить Бога, Иисус Христос настаивает на необходимости любить других людей. Накануне казни Он обращается к ученикам со словами: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга...» – и обещает, что люди узнают в них Его учеников, если они будут «иметь любовь между собою» (Ин. 13:34–35). Христианское делание есть выражение любви. В конце же времён по причине роста беззакония «во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12), но сохранивший её спасётся (ср.: Мф. 24:13).
 +
 +
Спасение есть дарование жизни и воскрешение из мёртвых. Об этом свидетельствует беседа Христа с иудеями (Ин. 5:19–30) после исцеления больного в Иерусалиме в купальне у Овечьих ворот (Ин. 5:1–14). Исцеление больного имеет значение символического акта возвращения к полноте жизни через веру и прощение грехов («Вот, ты выздоровел; не греши больше…»). Христос не раз говорит о спасении верой: вера спасла прокажённого самарянина (Лк. 17:19); верой получил прощение иерихонский слепец (Лк. 18:42); спасение обусловлено верой (Лк. 7:50). В понятии мира, спасение которого желает Отец (ср.: 1 Ин. 4:14), улавливается некая полнота: не спасение отд. людей, изымаемых из мира, а спасение мира как целого (ср.: 1 Тим. 2:4, 4:10).
 +
 +
Условие спасения есть делание. Господь, явившись во славе, откажется признать «делателей неправды» (Лк. 13:27). Напротив, в Царство Божие войдут «делатели правды». «Тесные врата» (Лк. 13:24; ср. «узкий путь» в Мф. 7:14) – это необходимость усилия, волевого стремления, в котором проявляется вера. Призыв к всецелому отречению (Мф. 16:24–25) корректируется в притчах (Лк. 15:1–7, 8–10, 11–32): о пропавшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне. Бог взыскует заблудших и приемлет кающихся. Из ста «овец» пропадавшая и найденная Ему дороже тех девяноста девяти, которые оставались при Нём. Любовь отца к блудному сыну, когда он возвращается домой, вспыхивает ярче любви к его старшему брату, который не переставал служить отцу и никогда не преступал его приказания.
 +
 +
Союз учеников вокруг Учителя всё более и более оформлялся как Церковь. Начало организации относится ещё к галилейскому периоду: выделение двенадцати учеников (Мк. 3:13–14; см. [[Апостолы]]) и привлечение их к служению. Именно им на [[Тайная вечеря|Тайной вечере]], последней пасхальной трапезе перед крестными страданиями, Иисус Христос преломляет хлеб и даёт вино со словами: «...приимите, ядите; сие есть Тело Мое… Сие есть Кровь Моя Нового Завета…» (Мк. 14:22–23), завещая: «...сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22:19). Христианская Церковь восприняла это как [[евхаристия|евхаристическое]] таинство и как причащение Святых Даров (Тела и Крови Христовой). Термин «церковь» (греч. ἐϰϰλησία) дважды встречается в Евангелии от Матфея. В первый раз – в ответе Христа на исповедание Петра (16:18) – он относится к Церкви вселенской: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»; во второй раз (18:17) им обозначается группа, община верующих, которая в современных условиях соответствовала бы поместной Церкви.
 +
 +
Начало организации Церкви совершалось во время пути Христа на страдание и смерть. Путь этот вёл к утверждению Царства, а Церковь есть Царство в его земном аспекте. Слова Христа «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21) – слова о Церкви. И в иерусалимских беседах Он говорил о жертвенном подвиге Пастыря-Сына за стадо Его овец, которое мыслится Им как единое стадо единого пастыря (Ин. 10:1–18). Поучения ученикам, стоявшим в толпе, должны были показать народу значение учеников как пастырей стада Церкви. Умножая число своих последователей в начале пути, Иисус Христос двум собеседникам из трёх прямо говорит о Царстве Божием как о цели их служения (Лк. 9:60–62). Полное самоотречение, к которому, на собственном примере, Он призывает первого собеседника, в контексте неизбежно предполагает стремление к Царству (Лк. 9:58). Благовестие семидесяти в предварении Второго пришествия Христова есть также благовестие Царства (Лк. 10:9–11). В поучении, которым Господь сопровождает их посланничество, указание на Царство составляет основное содержание их проповеди.
 +
 +
== Христианские ереси ==
  
 
== Ссылки ==
 
== Ссылки ==

Версия 09:55, 14 сентября 2019

Источник статьи: Большая российская энциклопедия[1]

ИИСУ́С ХРИСТО́С (греч. ’Ιησῦσ Χριστός), в христианстве Сын Божий, Бог, явившийся во плоти, взявший на Себя грех человека и таким образом сделавший возможным его спасение. В Новом Завете Иисусом Христом усваиваются символические наименования, называемые в современных библейских исследованиях христологическими титулами: Христос или Мессия (греч. Χριστός, Μεσσίας), Сын (υἱός), Сын Божий (υἱὸς θεοῦ), Сын Человеческий (υἱὸς ἀνθρώπου), Агнец (ἀμνός; ἀρνίον), Господь (ϰύριος ), Отрок Божий (παῖσ θεοῦ), Сын Давидов (υἱὸς Δαυίδ), Спаситель (σωτήρ) и др.

Источники

Свидетельством о земной жизни и учении Иисуса Христа являются книги Нового Завета, прежде всего Евангелия. Пророчества о приходе Спасителя мира содержит уже Священное Писание Ветхого Завета. В Книге пророка Даниила (7:13–14) говорится, что дана будет Сыну Человеческому «власть, слава и царство», владычество Его вечно «и царство Его не разрушится». Об Отроке Божием, который «возвестит народам суд», слова Бога: «…и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников...» (Ис. 42:1, 6). О страданиях и славе Сына Божия пророчествуется в Книге пророка Исаии (49:1–6; 50:4–6; 52:13–53:12); «…Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет», Он «...предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был…» (Ис. 53:11–12).

Свидетельства об Иисусе Христе сохранились и в ряде нехристианских источников. В «Иудейских древностях» (XX, 9, 1) Иосиф Флавий вскользь упоминает Иисуса, «именуемого Христом». Повествуя о преследованиях христиан императором Нероном, Тацит свидетельствует, что речь идёт о приверженцах Христа, казнённого Понтием Пилатом во времена императора Тиберия («Анналы», XV, 44). Светоний рассказывает об изгнании иудеев из Рима императором Клавдием («Жизнеописание двенадцати цезарей», «Клавдий», 25, 4) в связи с волнениями, связанными с Христом, а также о гонении на христиан во времена императора Нерона (там же, «Нерон», 16). О христианах в своих письмах к императору Траяну упоминает Плиний Младший. В рамках иудейской религиозной традиции имеется талмудическое свидетельство об обстоятельствах казни Иисуса («Санхедрин», 43а). Некоторые свидетельства о жизни Иисуса Христа, восходящие к раввинистической традиции, отражены также в Коране: здесь упоминаются Иисус (Иса), Его мать Мария (Марйам), ученики, есть повествование, имеющее отношение к непорочному зачатию (19:16–35), эпизод с насыщением 5 тысяч человек (5:112–115), описываются смерть и вознесение Иисуса (4:155–157).

Христианский догмат

Христианский догмат об Иисусе Христе основывается на вере в факт воплощения: Сын Божий воспринял человеческую природу; Иисус Христос – совершенный Бог и совершенный Человек, Богочеловек. Две природы (или естества) во Христе нераздельны и неслиянны. Сын Божий воспринял человеческую природу целиком, очистив её от греха. О том, что Иисус Христос не имеет греха, говорит Он сам, вопрошая своих противников: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ин. 8:46). О Его безгрешности свидетельствуют ученики, ежедневно следовавшие за Ним (Деян. 3:14; 1 Пет. 1:19, 2:22, 3:18; 1 Ин. 3:5, 7, и др.). Сын Божий должен был во всём уподобиться человеку для его спасения (Евр. 2:14–18). Действительность и полнота человеческой природы воплотившегося Слова, передаваемые в прологе Евангелия от Иоанна (Ин. 1:1–18) понятием «плоть», в дальнейшем подчёркиваются ясными указаниями на проявления человечества в Христе (Ин. 11:33, 12:27). Земное служение Иисуса Христа является этапом в последовательности: предвечное бытие Сына, Его участие в творении мира, земная жизнь как «очищение грехов наших», вознесение и пребывание «одесную (престола) величия» (Евр. 1:3). Единство Сына Божия в предвечном бытии и в земном служении раскрывает сотериологическое значение таинства воплощения.

Земная жизнь и служение

Иисус Христос родился обыкновенным младенцем, рос и развивался как все люди. 30 лет Он пребывал в неизвестности на земле. Евангелия содержат лишь один отрывок (Лк. 2:41–50), в котором описывается паломничество 12-летнего Отрока вместе со взрослыми в Иерусалим на праздник Пасхи и Его беседа с учителями Моисеева закона. Повседневная жизнь Иисуса Христа протекала в сыновнем повиновении (Лк. 2:51). Ремесло Его приёмного отца Иосифа стало и Его ремеслом. По Евангелию от Матфея (13:55), земляки Христовы называют Его сыном плотника, а в Евангелии от Марка (6:3) плотником называется сам Иисус Христос.

Общественное служение Иисуса Христа начинается с того, что, не нуждаясь ни в каком очищении, Он вместе с грешниками принимает крещение от Иоанна Крестителя. Крещением Иоанновым запечатлевалось покаяние, оно сопровождалось исповеданием грехов (Мк. 1:4) и готовило народ Израиля к приходу Мессии. Иисус Христос же Сам был обетованный Мессия. На недоумение Иоанна (Мф. 3:14) Христос отвечает указанием на необходимость «исполнить всякую правду»: принимая крещение покаяния, Он выражал единение с людьми, грехи которых брал на Себя. В крещении Христа совершилось явление Триединого Бога: крещение Сына, глас Отца, сошествие Духа (Мф. 3:16–17; Мк. 1:9–11; Лк. 3:21–22). Земное служение Христа есть, по сути, Богоявление. Иисус Христос исцелял больных, проявлял власть, творил чудеса – но не в этом полагал Он цель своего служения, а в созидании Царства Божия.

Своё учение Иисус Христос проповедовал во всех областях Палестины, населённых иудеями, – Галилее, стране Гадаринской (Лк. 8:26–37) или Гергесинской (Мф. 8:28–34), а также в языческих областях – на финикийском побережье Средиземного м. (Мф. 15:21–29; Мк. 7:24–31) и в Кесарии Филипповой (Мф. 16:13; Мк. 8:27).

Иисус Христос не только толкует Писания, Он учит как имеющий власть (Мк. 1:22) и этим приводит некоторых в смущение. Даже ученики не могут ответить на Его вопрос: «А вы за кого почитаете Меня?», Пётр отвечает Ему: «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16:15–16). Это исповедание Петра меняет ситуацию. Иисус Христос подтверждает его слова, говоря: «…не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах...» (Мф. 16:17). Слушать Христа – значит слушать Бога (ср.: Мк. 9:7). Только у Иисуса Христа особое отношение к Богу Отцу – только Он может сказать: «Отец Мой». Преображение Иисуса Христа было явлением Его во славе, видимой в блистании света, в белых ризах, в осенении облака (Мк. 9:2–8; Мф. 17:1–8; Лк. 9:28–36).

Иисус Христос пришёл, чтобы исполнить Закон и предсказания ветхозаветных пророков, но идеал совершенной любви, который Он являл, в том числе к «малым сим» (то есть к людям, встречавшимся на Его пути, – к больным, обездоленным), несовместим с тонкостями фарисейской казуистики. Иисус Христос постоянно помогает людям: слепым прозреть (Мф. 9:27–31; Мк. 8:22–26), глухим обрести слух (Мф. 11:5; Мк. 7:32–37), лежачим начать ходить (Ин. 5:1–15), прокажённым очиститься (Лк. 5:12–14, 17:11–19) и т. п., даже воскрешает умерших (Мф. 9:18–19, 23–26; Мк. 5:35–43; Лк. 7:11–15, 8:49–56; Ин. 11:1–44). Он исцеляет и в субботу (Мк. 3:1–5; Лк. 13:10–17, 14:1–6), впрочем, не отменяя ветхозаветный закон о дне (7-й день недели по еврейскому календарю), в который прекращалась работа, строго исполнялись религиозные предписания. Закон о субботе противоречил другим заповедям (например, необходимости исполнять службу в храме). Иисус Христос показывает лицемерие фарисеев, обращаясь к ним с вопросом: «Должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить?» (Мк. 3:4). Иудеи негодуют на Иисус Христос за нарушение субботы и ищут, чтобы убить Его за усвоение Им Богосыновнего, то есть Богоравного, достоинства («Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» – Ин. 5:23). Что Иисус – Мессия, уже знали Его ученики. Но путь Мессии есть путь страдания – этого они пока не знали. Сам Иисус Христос понимал, что Его ждёт близкая смерть (Мк. 9:12; Лк. 13:31–35) и что Его смерть в замысле Божием является жертвенным служением «для искупления многих» (Мк. 10:45).

Распятие на кресте было обычной римской казнью. Осуждённый на смерть нёс крест на своих плечах. Образ крестоношения – образ насильственной смерти, сопряжённой со страданиями. Путь страдания приводит к славе. Мессия – Царь, но Его воцарение, Его вхождение в славу обусловлено страданием.

Воскресение Христово – явление иного бытия. В большей мере, чем Рождество Христово и Преображение Господне, оно отмечено явлением светоносной славы. Сошествие ангела, вид которого «был, как молния», а «одежда... бела, как снег», сопровождается землетрясением и вызывает ужас стражи у гроба и пришедших ко гробу женщин (Мф. 28:2–5). Тело воскресшего Христа, как тело духовное (ср.: 1 Кор. 15:44–49), есть тело прославленное (ср.: Флп. 3:21), оно уже принадлежит иному бытию. Тайна Воскресения превышает человеческое разумение и не может быть выражена словом. Воскресение Христа есть начало воскресения людей. «Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес… тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15:13–14) – вся 15-я глава Послания к Коринфянам ап. Павла посвящена раскрытию догматической сущности Воскресения и его значения в деле спасения человека.

Учение Иисуса Христа

Иисус Христос вышел на служение с благовестием, евангелием (греч. εὐαγγέλιον), Царства Божия. К ожиданию Царства Божия благочестивое иудейство было подготовлено обетованиями Ветхого Завета. Бог, царь Израиля, должен был осуществлять Своё Царствие через Им поставленного помазанника. Царство мессианское, утверждение которого неизбежно предполагало явление Христа, понималось иудеями по-разному: и как восстановленное Мессией царство Давида, т. е. политическое царство, и как религиозное Царство Небесное, были и другие варианты.

В учении Иисуса Христа о Царстве говорится о его исполнении в полноте эсхатологического свершения. В Царстве кроткие наследуют преображённую землю, насытятся алчущие и жаждущие правды, будут помилованы милостивые, узрят Бога чистые сердцем, миротворцы будут наречены сынами Божиими (Мф. 5:3–10). В притчах Иисуса Христа о горчичном зерне и о закваске даны образы Царства Божия: горчичный куст, выросший из малого зерна, укрывает птиц (Мк. 13:31–32; Лк. 13:18–19); от малой закваски вскисает всё тесто (Мф. 13:33; Лк. 13:21–22), и оно качественно отличается от той муки, в которую закваска была вложена. Притча о закваске являет сущность Царства как иного бытия. Христос творит великие чудеса, преодолевая законы природы. Этим дано предвосхищение Царства как явления иного бытия, как явления Царства Славы.

Благовествуя Царство, Иисус Христос говорил о нравственных условиях его достижения. Притчи о сокровище, скрытом в поле, и о жемчужине (Мф. 13:44–46) – наставления о несравненной ценности Царства, превышающей ценности земные и оправдывающей, ради его достижения, всякие, даже самые тяжёлые, жертвы. Об этом же говорит притча о сеятеле (Мф. 13:3–23; Мк. 4:1–20; Лк. 8:4–18). Тема этой притчи – неодинаковая судьба посеянных сеятелем семян. Одни, по разным причинам, остаются бесплодными; другие приносят плод, и плод этот – тоже неодинаковый. «Семя есть слово Божие» (Лк. 8:11), которое может принести плод, но может и остаться бесплодным в душе человека. Слово Божие, в контексте Евангелия, есть слово о Царстве (ср.: Мф. 13:11; Лк. 8:1, 10). Нравственные условия стяжания Царства составляют содержание Нагорной проповеди (Мф. 5–7). Нагорная проповедь систематизирует нравственное учение Иисуса Христа. В предписаниях Моисеева закона Иисуса Христа раскрывает скрытый в них глубокий нравственный смысл, подвергая их то расширительному (Мф. 5:21–22, 27–30), то ограничительному (Мф. 5:31–32) толкованию. В других случаях, не отменяя Закона, Он делает его беспредметным, выдвигая нравственное требование, исключающее саму возможность применения Закона (Мф. 5:33–36). Отменяя закон возмездия (Мф. 5:38–42) и требуя любви к врагам (Мф. 5:43–48), Иисус Христос обращается не к книгам законоположительным, а к высшим откровениям Ветхого Завета в книгах пророческих и учительных. Иисус Христос не отменяет нравственного учения Ветхого Завета, но совершенные требования, которые Он противопоставляет Закону, соответствуют их исполнению в конце времён. Продолжая действовать в истории, Закон таким образом отменяется превосходящим его эсхатологическим исполнением.

Нагорная проповедь, именуемая иногда «на месте равне» («…стал Он на ровном месте…» – Лк. 6:17–49), носит социальный характер: после обещания блаженства нищим, алчущим, плачущим, гонимым в ней как предупреждение возглашается «горе»: «горе вам, богатые» (Лк. 6:24), «горе вам, книжники и фарисеи» (Лк. 11:44). Провозглашения «горя» возвещают эсхатологический приговор Суда Божия, но их истинной целью является не осуждение, а призыв к покаянию. У евангелистов этот призыв выражен по-разному. В Евангелии от Луки подчёркивается критика высшего слоя общества; за 4 «блаженствами» следуют 4 провозглашения «горя» (Лк. 6:24–26): богатым, пресыщенным, смеющимся и тем, о ком хорошо говорят «все люди». В Евангелии от Матфея призыв к покаянию направлен преимущественно к образованному слою общества: нравственная проповедь начинается провозглашением «блаженств» нищим духом (5:3–12) и завершается возвещением «горя» книжникам и фарисеям (23:23). Однако призыв к покаянию затрагивает основы жизни человека и касается всех людей.

Осуждение богатства как такового содержит притча о неверном управителе (Лк. 16:1–9). Здесь говорится о «неправедном богатстве» (греч. μαμωνᾶσ τῆσ ἀδιϰίας – Лк. 16:9, 11). Всякое богатство неправедно, поскольку оно временно, тленно, и его следует использовать в целях милосердия для спасения души. В притче подчёркивается важная религиозно-этическая и социальная польза, с какой следует употреблять богатство, причём не безразлично, каким путём оно было приобретено. Святой Иоанн Златоуст в комментарии на Евангелие от Иоанна различает благотворительность из праведного и неправедного источника, утверждая, что если в великое множество имущества попадёт и одна капля неправды, то всё оно оскверняется.

Идеал нравственного совершенства, к которому призываются ученики Христовы, – Небесный Отец. Этот идеал есть идеал любви (ср.: Мф. 5:48). Ту же мысль выражает двоякая заповедь любви: любви к Богу и любви к ближнему (Мф. 22:35–40; Мк. 12:28–31; ср.: Лк. 10:25–28), причём вторая заповедь подобна первой (Мф. 22:39; Мк. 12:31). Внутренняя связь обеих заповедей раскрывается в догматическом учении Евангелия от Иоанна. Бог так возлюбил мир, что отдал Сына своего Единородного, «дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Подчёркивая свою любовь и любовь Бога к людям и призывая своих последователей любить Бога, Иисус Христос настаивает на необходимости любить других людей. Накануне казни Он обращается к ученикам со словами: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга...» – и обещает, что люди узнают в них Его учеников, если они будут «иметь любовь между собою» (Ин. 13:34–35). Христианское делание есть выражение любви. В конце же времён по причине роста беззакония «во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12), но сохранивший её спасётся (ср.: Мф. 24:13).

Спасение есть дарование жизни и воскрешение из мёртвых. Об этом свидетельствует беседа Христа с иудеями (Ин. 5:19–30) после исцеления больного в Иерусалиме в купальне у Овечьих ворот (Ин. 5:1–14). Исцеление больного имеет значение символического акта возвращения к полноте жизни через веру и прощение грехов («Вот, ты выздоровел; не греши больше…»). Христос не раз говорит о спасении верой: вера спасла прокажённого самарянина (Лк. 17:19); верой получил прощение иерихонский слепец (Лк. 18:42); спасение обусловлено верой (Лк. 7:50). В понятии мира, спасение которого желает Отец (ср.: 1 Ин. 4:14), улавливается некая полнота: не спасение отд. людей, изымаемых из мира, а спасение мира как целого (ср.: 1 Тим. 2:4, 4:10).

Условие спасения есть делание. Господь, явившись во славе, откажется признать «делателей неправды» (Лк. 13:27). Напротив, в Царство Божие войдут «делатели правды». «Тесные врата» (Лк. 13:24; ср. «узкий путь» в Мф. 7:14) – это необходимость усилия, волевого стремления, в котором проявляется вера. Призыв к всецелому отречению (Мф. 16:24–25) корректируется в притчах (Лк. 15:1–7, 8–10, 11–32): о пропавшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне. Бог взыскует заблудших и приемлет кающихся. Из ста «овец» пропадавшая и найденная Ему дороже тех девяноста девяти, которые оставались при Нём. Любовь отца к блудному сыну, когда он возвращается домой, вспыхивает ярче любви к его старшему брату, который не переставал служить отцу и никогда не преступал его приказания.

Союз учеников вокруг Учителя всё более и более оформлялся как Церковь. Начало организации относится ещё к галилейскому периоду: выделение двенадцати учеников (Мк. 3:13–14; см. Апостолы) и привлечение их к служению. Именно им на Тайной вечере, последней пасхальной трапезе перед крестными страданиями, Иисус Христос преломляет хлеб и даёт вино со словами: «...приимите, ядите; сие есть Тело Мое… Сие есть Кровь Моя Нового Завета…» (Мк. 14:22–23), завещая: «...сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22:19). Христианская Церковь восприняла это как евхаристическое таинство и как причащение Святых Даров (Тела и Крови Христовой). Термин «церковь» (греч. ἐϰϰλησία) дважды встречается в Евангелии от Матфея. В первый раз – в ответе Христа на исповедание Петра (16:18) – он относится к Церкви вселенской: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»; во второй раз (18:17) им обозначается группа, община верующих, которая в современных условиях соответствовала бы поместной Церкви.

Начало организации Церкви совершалось во время пути Христа на страдание и смерть. Путь этот вёл к утверждению Царства, а Церковь есть Царство в его земном аспекте. Слова Христа «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21) – слова о Церкви. И в иерусалимских беседах Он говорил о жертвенном подвиге Пастыря-Сына за стадо Его овец, которое мыслится Им как единое стадо единого пастыря (Ин. 10:1–18). Поучения ученикам, стоявшим в толпе, должны были показать народу значение учеников как пастырей стада Церкви. Умножая число своих последователей в начале пути, Иисус Христос двум собеседникам из трёх прямо говорит о Царстве Божием как о цели их служения (Лк. 9:60–62). Полное самоотречение, к которому, на собственном примере, Он призывает первого собеседника, в контексте неизбежно предполагает стремление к Царству (Лк. 9:58). Благовестие семидесяти в предварении Второго пришествия Христова есть также благовестие Царства (Лк. 10:9–11). В поучении, которым Господь сопровождает их посланничество, указание на Царство составляет основное содержание их проповеди.

Христианские ереси

Ссылки

Примечания